КВАНТОВАЯ ПОЭЗИЯ МЕХАНИКА

Вот, например, квантовая теория, физика атомного ядра. За последнее столетие эта теория блестяще прошла все мыслимые проверки, некоторые ее предсказания оправдались с точностью до десятого знака после запятой. Неудивительно, что физики считают квантовую теорию одной из своих главных побед. Но за их похвальбой таится постыдная правда: у них нет ни малейшего понятия, почему эти законы работают и откуда они взялись.
— Роберт Мэттьюс

Я надеюсь, что кто-нибудь объяснит мне квантовую физику, пока я жив. А после смерти, надеюсь, Бог объяснит мне, что такое турбулентность. 
— Вернер Гейзенберг


Меня завораживает всё непонятное. В частности, книги по ядерной физике — умопомрачительный текст.
— Сальвадор Дали

ЗАПИСКИ

Стиль «Записок» стал очень популярным в Японии и называется дзуйхицу (следование за кистью).
Это бессистемное записывание всего, что приходит в голову: перечисление приятных
и неприятных предметов и впечатлений, очерки нравов или личных переживаний,
описания природы, мысли об окружающем.
gallery/записки от скуки

Кэнко-хоси  «ЗАПИСКИ ОТ СКУКИ»

"Записки от скуки" Кэнко-хоси, наряду с такими шедеврами японской классической прозы, как "Записки у изголовья" Сэй Сенагон и "Записки из кельи" Камо-но Темэя, являются одной из жемчужин жанра дзуйхицу, что в буквальном переводе значит "вслед за кистью". Записывать все, что приходит на ум, попадает на глаза, повинуясь одному лишь движению души, – будь то воспоминание или неожиданная мысль, бытовая сценка или раздумье о жизни, о людях – это
и есть дзуйхицу. "Записки от скуки" – это нанизанные одна на другую, перекликающиеся, резонирующие, но не посягающие на свободу друг друга мысли о человеке, его истинной природе. Бесцельность – их цель, красота – их замысел, – не наставлять, а освещать вспышками разума мрак жизни и потаенную красоту человека.

gallery/записки из кельи

Камо-но Тёмэй  «ЗАПИСКИ ИЗ КЕЛЬИ»

«Записки из кельи» – один из литературно-философских памятников Японии. Датируется 1212 г. «Записки» предстали перед читателем в виде своеобразного философского размышления: что есть жизнь, отчего так невечно и непрочно земное существование, «люди, что нарождаются, что умирают... откуда приходят они и куда они уходят?», к чему жизнь в миру, если она столь суетна, отдохновение – лишь на лоне природы, в келье отшельника.Н. Конрад, переводчик и исследователь «Ходзёки», сформулировал основную его идею как философию отшельничества. Перед нами повествование о том, какие обстоятельства могут привести человека к такой существенной перемене в жизни. В основе «Записок из кельи» лежит биография самого автора; по сути, это история его жизни и исканий, полных глубоких чувств и переживаний.Первый и единственный полный перевод на русский язык «Записок из кельи» был выполнен Н.Конрадом еще в 1921 г. 

gallery/записки у изголовья

Сэё-Сёнагон  «ЗАПИСКИ У ИЗГОЛОВЬЯ»

«Записки у изголовья» (яп. 枕草子 макура но со:си) — вошедшая в классику японской литературы книга писательницы Сэй-Сёнагон. Она относится к литературному жанру дзуйхицу, к середине хэйанской эпохи (IX—XII вв.). Название книги не принадлежит автору, оно было закреплено за книгой позже, путём отбора из разных вариантов. Записками у изголовья именовали в Японии тетради для личных заметок, дневники. В твёрдом изголовье кровати устраивали выдвижной ящик, где можно было прятать личные записи, письма или тетради. Именно такую тетрадь получает в подарок от императрицы Тэйси (Садако) (супруги императора Итидзё) Сэй-Сёнагон, чтобы начать с необычной для того времени смелостью вести дневник жизни при дворе императрицы Тэйси.

gallery/hata_soha

Хата Соха  «СОБАЧЬЕ ИЗГОЛОВЬЕ»

"...в 1596 году появился сборник «Ину макура» («Собачье изголовье»), откровенно пародирующий сочинение Сэй Сенагон. Его авторство приписывается Хата Соха (1550-1607), который был одним из восьмисот рассказчиков (отогисю), находившихся в услужении правителя Тоетоми Хидэёси. От «Записок у изголовья» они отличаются большей степенью юмора и фривольности, прежде всего постоянными намеками на связи с хорошенькими мальчиками, что в окружении Хидэёси было не только обычной практикой, но и считалось признаком особой рафинированности".