КВАНТОВАЯ ПОЭЗИЯ МЕХАНИКА

Вот, например, квантовая теория, физика атомного ядра. За последнее столетие эта теория блестяще прошла все мыслимые проверки, некоторые ее предсказания оправдались с точностью до десятого знака после запятой. Неудивительно, что физики считают квантовую теорию одной из своих главных побед. Но за их похвальбой таится постыдная правда: у них нет ни малейшего понятия, почему эти законы работают и откуда они взялись.
— Роберт Мэттьюс

Я надеюсь, что кто-нибудь объяснит мне квантовую физику, пока я жив. А после смерти, надеюсь, Бог объяснит мне, что такое турбулентность. 
— Вернер Гейзенберг


Меня завораживает всё непонятное. В частности, книги по ядерной физике — умопомрачительный текст.
— Сальвадор Дали

Настоящая поэзия ничего не говорит, она только указывает возможности. Открывает все двери. Ты можешь открыть любую, которая подходит тебе.

РУССКАЯ ПОЭЗИЯ

Джим Моррисон
СЕРГЕЙ ЕРОХИН  «2020»

Сергей Ерохин родился 12 февраля 1918 года на Дону, в городе Каменск-Шахтинский. Однако Декретом Совета народных комиссаров от 26 января 1918 года, при переходе на григорианский календарь в Российской республике, этот день в числе других четырнадцати дней (с первого по четырнадцатое февраля) был анулирован и вычеркнут из времени российской истории.

 

В 1921 году Сергей Ерохин вместе с семьей эмигрировал во Францию, а затем в Латинскую Америку. Детство и юность Сергея прошли в Уругвае. Своё первое образование Сергей получил в тюрьме Santos Pecadores в Монтевидео, где отбывал три с половиной года за торговлю марихуаной.

 

В 30-е годы Сергей Ерохин неоднократно возвращался во Францию, где совместно с Андре Бретоном и Эмилем Ажаром создал адвокатскую контору "Рога и копыта единорога". Два доклада — "Юридические аспекты контрацепции Непорочного Зачатия" и "Страхование жизни после смерти" — представленные соавторами на Брюссельской научной конференции в 1937 году, предсказали и на несколько десятилетий предвосхитили создание Европейского союза.

 

В годы Второй мировой войны, по некоторым данным, Сергей Ерохин нелегально находился в Норвегии в рядах Сопротивления. На Шпицбергене, в созданной им секретной военной лаборатории при норвежской исследовательской фирме Norsk Hydro, Сергей Ерохин, в одном из фьордов, в доменной печи замаскированной под скалу, буквально тоннами топил лёд-9 доставляемый немцами из Гренландии и затем под видом тяжелой воды продавал Третьему рейху простую пресную воду, даром что ледниковую. Подлог так и не был выявлен, а группа Гейзенберга без качественной тяжелой воды не смогла осуществить самоподдерживающуюся ядерную реакцию, в результате чего "Урановый проект" немецких ядерных физиков (Uranprojekt Kernwaffenprojekt) не был выполнен в поставленные сроки — 9-12 месяцев.

 

После Второй мировой войны адвокатская контора "Рога и копыта единорога" пришла в упадок. Эмиль Ажар и Андре Бретон отошли от юриспунденции и занялись непосредственно литературой. Сергей Ерохин, в силу своего участия в собственных проектах в Уругвае и на Кубе, так же не мог серьезно заниматься управлением конторы. Вскоре, по указаниям из высших инстанций ГРУ СССР, "Рога и копыта" были переведены из Франции в восточную Германию. Головной офис расположился в городке Темплин в одном из приходов лютеранской церкви. Теперь адвокатскую контору возглавил некий Хорст Каснер, который одновременно являлся пастором этого прихода и отцом будущего канцлера Германии Ангелы Меркель. Отношения между Хорстом Каснером и Сергеем Ерохиным не стали гладкими. При личных встречах, в оффициальной переписке и в СМИ, Хорст Каснер неоднократно склонял Сергея Ерохина сначала вступить в СЕПГ, а затем в Staatssicherheit (Stasi — Штази). Каснера часто использовали "втемную", и наивный и недалёкий пастор не мог знать, что одним из учередителей "Рогов и копыт единорога", помимо Лютеранской церкви, была именно Штази. Сергей же не собирался входить в одну реку дважды, и конфликт все более разрастался. Поэтому в июле 1957 года Сергей Ерохин вместе с командой ГДР по водным видам спорта отправился в Москву на IV Всемирный фестиваль молодёжи и студентов. Так Сергей Ерохин возвращается в СССР.

 

В хрущёвские и брежневские времена он учится и работает в закрытых, прикрытых и в вовсе не существующих институтах. Защищает диссертацию: "Суператтрактор в динамических полях квантовой запутанности текста". Продолжает развивать свои проекты в Латинской Америке. Уже с начала 70-х занимаясь нанотехнологиями, Сергей вместе со своим лаборантом Барри Алибасовым задумывает небезызвестный нанапроект, который Алибасов самостоятельно воплощает в 1989 году уже без руководящей поддержки Сергея Ерохина.

 

В Соединенных штатах Америки Сергей Ерохин побывал лишь однажды, в связи с убийством 35-го президента США Джона Кеннеди. С ноября 1963 года по октябрь 1964-го Сергей нелегально работал в Комиссии Уоррена (председателя Верховного суда США) по расследованию этого преступления, в результате чего комиссии так и не удалось доказать заговор американских и советских спецслужб и их непосредственную причастность к убийству Джона Кеннеди. Эта темная история стала еще темнее, значительно темнее. Однако о пребывании Сергея Ерохина в США нет никаких данных. Ни в архивах тех или иных спецслужб, ни в СМИ или Интернете, ни просто в памяти людской, ни где либо еще. Об этом никто ничего не знает. Возможно, именно так, окольными путями, Сергей Ерохин добирался на отдых к своим родственникам в Уругвай, и просто импровизировал в свободном поиске.

 

Сергей Ерохин, honoris causa. Основные языки – русский, испанский, немецкий, вульгарная латынь, вспомогательные — английский и норвежский. Военные специальности – телеавтоматика и телеуправление космическими объектами; травматология при уничтожении личного состава противника; выживание в тылу врага при крайних степенях распада энтропии; общая диверсионная деятельность. Гражданские специальности – два направления – телевизионный дизайн, видеомонтаж, компоузинг, анимация; современная русская литература, поэзия Серебрянного века, синтаксис русского языка и церковнославянская криминалистика.

 

В данное время Сергей Ерохин проживает в России, вероятно в Москве. Кстати, тюрьма Santos Pecadores в Монтевидео теперь носит его имя.

 

ТРАМВАЙНЫЕ ПУТИ.

СЛЕДУЮЩАЯ ОСТАНОВКА УЛИЦА РАДИО

 

Это странное

непредвиденное

неосознанное

неоправданное

путешествие в Эквадор

 

спросил женщину в платье

— а где здесь купить сигареты?

 

— Estos extrados hombres rusos

horrorizan toda la ciudad (1)

 

Повторил на русском

— а где здесь купить сигареты?

 

— трамваи здесь не ходят

но вы выйдите на следующей остановке

там за углом

 

День Солнце Путешествие Эквадор

Странное ощущение что ты в Москве

 

— беломора нет

только сигареты друг друг

пёсик такой

 

Carlos González (2)

мужчина, 63 года:

это уже третий русский сегодня

que me esta pasando hoy? O, mama mia! (3) Эй,

Серёга, подожди!

 

Женщина в платье выходит из трамвая

куда-то

в это странное

непредвиденное

неосознанное

неоправданное

путешествие в Эквадор

вся промокшая под дождями в Москве

 

 

1. эти станные русские мужчины приводят в трепет весь город

2. Карлос Гонсалес — мужчина, шестьдесят три года снимающий платья

3. Что со мной происходит сегодня. О, моя мама!

 

 

 

 

CFРДАНАПFK

 

Борису Гребенщикову

человеку и пароходу

 

Городу Кемерово

 

 

Сарданапал надменный азиат

никогда не был Сарданапалом

в Северно-Восточном округе

и даже азиатом в северной Воркуте

 

надменность

ржавая накипь

на форточках душ и исповеданий

вам скажет Сарданапал

 

строит мосты Сарданапал

и железнодорожные насыпи

открывая архитектуру гортани

для слышимости слов

 

и он и но

Сарданапал

 

это как патроны в невыстреленное

как невыстренное сердце

 

надменный азиат

аббревиатура крови на амбразуре

Сарданапал

 

сарда напал напал садрал

сарда напал напал садрал

колготки надо поправить

 

но он и но

уф ну и ну

 

Светлана Старкова санитарка

Городской больницы №3 г.Бийска

он вообще-то давно выписался

в смысле умер

хотя я точно не знаю

сарда... как вы сказали?

 

Post scriptum где-то затерялся

наверно смотри выше

 

02.05.2020

 

 

 

* * *

 

Лене Шлихерсон

 

у тебя есть тоже стихи

под промокшим дождем

они падают

как падает тело синицы

под шагами прохожего

 

они рассыпаны листьями

даже зимой

без весны и лета

без календаря

 

одиночество осени

в воскресении

и в песнях

которые учимся петь

 

хоровод жизней

кружит кружит нами

на ветвях

 

 

 

Возвращаясь к Экклезиасту

 

Несколько путешествий

в Дагестан

начались и закончились тем

что ничего не изменилось

 

Остался Дагестан

остались путешествия

(их было несколько)

 

И начались и закончились

начинают и заканчиваются

 

Осталось ничего не изменилось

Изменилось

изменилось

изменилось

 

их было несколько

 

02.05.2020

 

 

 

* * *

 

Анжелике Ясногородской

 

 

ИГРА ИНФИНИТИВАМИ

 

через левое плечо

через правое

обернуться оборачиваться

обернуть в бумагу спину

ожидающую выстрела

 

НЕТ ИГРЫ ИНФИНИТИВАМИ

 

через потную футболку

не прорастают крылья

только родинки и поцелуи

 

очень ничтоже

очень сумняшеся

такой же безкрылый

ангел идет

прячется за мною

 

сшибая углы зданий

круг кругом рисуя

мелом

 

angelicus друг мой

на старой латыни

говорим и мечтаем

и состарились вместе

 

и ослики дышат

в наши безкрылые спины

 

ДРУГОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

 

в 75-ти километров от Москвы

закончилась пленка

осталась танка и

остались танки

и

 

 

 

* * *

 

Анжелике

 

гуляли вы по шахматному полю

он был во фраке, вы — две королевы —

императрица подарила платье

всё на двоих —

блистательны великолепны вам

с едва на ечетыре там

кричал месье дворецкий, он же

как будто бы прохожий, и с клюкою,

тот странный вальс

на странный вальс похожий

вас танцевал с собою

 

потом лишь отпечатки пальцев на фигурах

рассыпанных вокруг — закройте дверь

я вам ее открою

фигуры расставляют пальцы вдруг

него вокруг — а где клюка

а где клюка ты знаю лишь терпенье

я сам пишу стихотворенье вам

по шахматным путям

гуляют королевы

дают хлеба утям

 

 

 

АНТРАКТ

 

стёр карандаш на бумаге себя

рисую в воздухе на чистых простынях театра

и ненавидя и любя в антракте

спотыкаюсь на сцене себя и себя

 

и теперь как будто ни души

лежат на сцене одни карандаши

и всякий хлам с мигалками и семафорами

за кулисами сложенный бутафорами

 

разорван снег и падает бумага

просит белетик какой-то бедолага

 

 

 

* * *

 

Антону Гланцбергу

 

в Гланца

можно стрелять или не стрелять

из мушкетов мортир

можно даже нужно

бросаться факелами

из снайперских винтовок

тоже можно

превратив глаза в прицелы

и пистолеты и револьверы

тоже применимы можно

отвинтить гайку

чтобы что-то упало

можно Гланца сварить на обед

в масле Колизея

порезать гильотиной на кусочки

и засушить

и засунуть гранату за пазуху

прямо в легкие

 

что ещё

лоботомия вивисекция

пожизненный карцер

 

но вся штука в том

что ничего из перечисленного

не получится

 

собственно говоря — Гланц

это вы придуманные Гланцем

 

попытайтесь себя обезглавить

ну или что-нибудь там пришейте

 

 

 

 

FINAL CUT

 

Пишите инфинитивами

                       Amzontag Morgen

 

Если не будет местоимений —

местоимений не будет

                       Михаил Иванович Калинин

 

Инфинитивами что-либо

написать невозможно

                       Amzontag Morgen

 

Насчет местоимений,

Державин мне сказал: Пшел вон!

                      Автор

 

 

final cut еще не всё...

есть еще сложный rendering

motion pictures себя

или как бы себя

RED или ФЭД среди

непроявленных пленок

нестиранных пеленок

думок и головоломок

 

когда Betacam себе сам

себе взрослый ребенок

 

когда рельсы лежат

и лежат на линейке

и нодами делаешь склейки

 

плацкартный VHS

но хотя бы в Super

а в ответ — вы Super trooper

и только на нижних полях

с обниманиями в блядях

и то, если вытянет CUDA

а вы собственно куда и откуда

 

final cut еще не всё — гильотина

нашими головами 2:0 Аргентина

но вы посмотрите в окно

вот он — мир

и сходите в кино и в сортир

 

 

 

* * *

 

я люблю играть словами...

 

                        Игорь Еремеичев

 

 

я люблю играть словами, одевая их текстом,

а что дальше происходит, это уже на уровне мистики...

 

                                                               Amzontag Morgen

 

 

однажды вечером я уронил свечу

загорелась трава загорелись платья

мне сказали что я просто шучу

молчу как-то странно в объятьях

 

туманов с туманами из-за туманов

под выстрелы зениток далматинцев-доберманов

с речитативами свечами речами

под подушкой с обезглавленными палачами

 

а на распятьях висят ваши платья

однажды вечером вы тихо и молча ушли

и над травою свечами горят фонари

и Дон Кихот обнимает объятья

 

 

 

КНИГА

 

созданная в написании

Александром Сложносолженицыным

и Феофаном Бугорковым

 

Азбука для читающих, неумеющих

 

Читайте: Эпилог. Пролог. Изанемог.

 

далее

двестисемьдесятпятьдесят страниц белого беглого текста

а потом идут и приходят и стоят в неподвижности танца

греческие буквы

белое на черном море

повторяю белое на черном

 

ибо нацарапано на скрижалях твое имя

и теперь нет не имени не твоего

ибо умозаключенный и стражник

 

мы вам ты нам они нам

множественное число толпы местоимений

вокруг сложения древесины

где каждый палач и плотник

 

а далее

можете не смеяться

далее идут партитура и фурнитура

и артисты театра имени

 

а совсем за горизонтом

усталая яичница на сковородке хочет водки

вся в сомнении и не лезет в рот

авторам этого сочинения

выкрикивая и прося милосердия й удобрения

за порося

 

а там на суперобложке

активированый синтаксис над бугорками

тлеет и дымится

призывая выйти в поле пастухов

и всяким иностранным лицам

 

здесь а общий тираж книги тираж

примерно 45 000 или около того

заказ под номером

офсетно-вафельная печать

гарнитура Трехгорная мануфактура

Рыбинская типография города Рыбинска

юридический адрес

где-то затерялся в Махачкале

 

Знайте и пугайтесь

Части документа частично утеряны

 

приходите когда увидимся

толковый словарь

не далее через полчаса

 

нет нет нет да да да

наберите пальцами пальцы

просните и проснитесь ресницы

 

там где Книга

хотя бы рядышком

 

этот человек

безрукбезногбезлица

стоит за тобой в очереди

а ты за ним

 

рядышком

 

 

 

* * *

 

Ладе Негруль

 

Лада...

(Далее зачеркнуто.)

 

Лада...

(Далее дважды зачеркнуто.)

 

Лада...

(Сломалось перо.)

 

Иду на почту

написать телеграммами.

 

 

 

* * *

 

Надежде Коган

 

в местах где в ожидании набора

так неуклюже прячутся шрифты

среди рассыпанных свинцовых шпаций

где тени иероглифов застыли

в прилипшей паутине танцев страха

где сломанные жесты птиц в полёте

где сложены фундаменты домов меж сосен

где мхом и неразрывным переносом

укутаны могилы

 

в небрежно нарисованном лесу

рассыпанной сухою акварелью

и троеточием умноженным на три

где стилус кисть перо где карандаш и шарик стержня

где сжатый в оптике двухзначный код

желают выйти на поверхность камня

холста пергамента бумаги монитора

в местах где сталь и сплавы слова

есть надежда

надежда каждому между живыми

 

на бланке телеграммы на разбитых окнах

на стенах декорации без грима штукатурки

цветами цвета на рисунке писем

сломать перо в чернильницу воткнувшись

в станке набора обращаясь в текст

надежда каждому

 

там буквы на песке

песочницы лежат лопаткой детства

в местах где корни смотрят в землю

свинцовым поцелуем дышит лес

интерлиньяжем на беззубой буке

где аз и в ёлочки одетым амперсандом

оставь не оставляй надежду

там лампочки спускаются с небес

 

 

 

* * *

 

разведчики паучки

с потолка что ли падают

на вымытую утром тарелку

 

по белому фаянсу

царапаю вилкой стихи

а они

испуганные бегут

по рукам по щекам

на вершину горы

 

паучки научились читать

 

 

 

* * *

 

из льна из летописей

здесь есть и там такое полотно

для платья девушке

рубаху пацану и даже больше

обернутая смерть отмерить обмануть

и никого между мостами и местами

рыбачат рыбаки цепляя

крюками утонувших

 

так близко производство ткани

чтобы холстом укутать лёд на теле

лишь только шаг назад чтобы напомнить

себя не разбудить

 

и близко близоруко посмотреть

в обломке лужи на асфальте

обыкновенный и такой нарядный

у сломанных дверей парадной

постель и скатерть странный

зачем всё это

зачеркнуть весь текст

 

на бересте сиреневых цветов

летать лежать распластанным

с закрытым парашютом

венками из косичек на краю мостов

из льна из летописей в памятнике слова

 

ресничек ёлочек из принесённых ветром

из якорей недотянувшихся до дна

и первым вздохом на поверхности воды

разбавить новые чернила

и будущее прошлым написать

ломая почерк на бумаге

 

где летописец обернулся посмотреть

кто я а я не обернулся